a_lorentz (a_lorentz) wrote,
a_lorentz
a_lorentz

Отрывок из романа Александры Лоренц «Сицилийское танго» - «Дерзкий поклонник»


Яна танцевала, шутила и улыбалась — он все время  наблюдал за ней. Николай  догадывался, что девушка не сказала ему всей правды о своих чувствах к итальянцу, но не мог запретить себе желать это гибкое, стройное тело, восхищаться ее сверкающей улыбкой, лишь один взгляд на Яну  наполнял его голодным желанием. Он мысленно представлял, что вскоре под ним будет ее нежное тело, которое примет в себя его страсть и даст облегчение. Желание сделало его тело твердым, но старпом напомнил себе, что давно не был с женщиной, поэтому нет ничего удивительного, что он так завелся.
— Хочешь посмотреть на шторм?  — спросил он и, не дожидаясь ее ответа,  потянул  со стула. Взгляд его черных глаз был снова прикован к ней, и Яна почувствовала его обжигающую силу.
[Spoiler (click to open)]
Яна схватилась за поручень, чтобы не упасть. Сердце трепыхнулось в груди и замерло. Вот она — эта жуткая бездна воды, покрытая рябью и  пеной, словно кипящая. Она вздымается горой до неба перед носом, и измученное  судно карабкается туда вверх, все выше, к громадному буруну. Удар — все затряслось — и голова закружилась. «Красавица Ковда» медленно валилась вниз, в огромную ложбину между волнами, она напоминала горную  долину. У Яны захватило дух. Корабль вошел в воду носом, и волна пошла по палубе, по крышкам трюмов, достигая мачт. Яна со страхом  всматривалась в океан — казалось, нос уже никогда не появится над водой, судно так и уйдет в пучину. От ужаса ослабели ноги, она  придвинулась к Николаю, цепляясь за него, как за единственную опору в этом опасном мире. Но его шторм не пугал, он нагнулся и прижал свои губы к ее губам, его язык скользнул в рот Яны, касаясь ее языка, требуя ответа. И испуганная Яна позволила ему сделать то, что он хотел. Ее никогда не целовали так прежде, так властно и умело, словно взяли в плен, как будто они вернулись назад, в древние времена, когда надменный пират выбирал понравившуюся ему рабыню. Но вот среди волн показались какие-то механизмы, расположенные на носу, и «Красавица Ковда» стала опять взбираться наверх.  Почувствовав облегчение, Яна попыталась высвободиться из его крепких объятий. Николай  легко поборол ее сопротивление и поцеловал снова, не позволяя ей отвернуть голову от его прижатых губ.
           Вдруг он обернулся.
           — Вахтенный, — резко бросил он матросу, стоящему на руле, — смотрите на волну, а то судно потопите.
           И увлекая свою спутницу за собой в укрытое от глаз рулевого место, он снова впился в ее губы жестким  ртом. Соленые брызги холодным душем ударили по обнаженным рукам, голове и плечам девушки. Но Яна уже не замечала ничего — палуба поплыла под ее ногами куда-то вниз и в сторону, и если не сильные руки Николая, то она бы упала. Его губы были жаркими и твердыми, прикосновение губ обжигало, язык был смелым и бесстыдным, а поцелуи вызывали глубине ее существа незнакомое ранее ощущение опасности.
           — Ветер крепчает, — сказал старпом и отодвинул боковую дверь, приглашая девушку выйти на крыло.
           Яна неуверенно ступила на мокрую палубу, но мужчина  поддержал ее под руку. Ветер был такой силы, что трудно было сделать и вздох. Он гудел, нет,  просто выл в мачтах и снастях корабля.  Яна взглянула вверх. Срывающиеся в верхушек волн пена и вода образовали в небе струи воды, которые казались алыми в лучах заходящего солнца. Будто кровь, несущаяся по небу!
           — Как красиво, — пробормотала Яна.  И добавила, — и очень страшно.
            Адреналин в крови пошел на спад, и ее начало трясти. Сначала задрожали ноги, потом дрожь охватила все тело. 
           — Ничего, — старпом прижал ее еще крепче к себе, — главное, чтобы двигатель не подвел, а мы справимся.
           Очередной удар волны оказался таким сильным, что заставил долго дрожать весь корпус судна.
           — Сбавь ход, — посоветовал Николай третьему помощнику. — Пошли, Яна. А то подумают — куда это они пропали?
           — Кто это подумает?
           — Все. У нас тут хуже, чем в деревне. От малочисленности и скуки  все знают про всех. А может, плюнем на эти языки —  все равно обговорят —  да завалимся  ко мне в каюту? Она рядом.
           Яна остановилась — они уже были возле  лестницы — и возмущенно   уставилась на старпома.
           — Я что,  давала вам повод так со мной разговаривать?

Страница романа http://a-lorentz.livejournal.com/4479.html
Дорогие друзья!
С моими романами вы сможете ознакомиться в Книжной лавке Александры: http://a-lorentz.livejournal.com/4169.html


Tags: Сицилийское танго
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments