a_lorentz (a_lorentz) wrote,
a_lorentz
a_lorentz

Categories:

Свадьба. Глава из романа "Любовь к Серому Ангелу"

Свадьба
Даниил провел кончиками пальцев по запыленному чердачному окну. Сожрал дьявольский жучок раму, скоро и стекла вывалятся. Почерневшие от времени стропила да кучи голубиного помета — вот и весь унылый пейзаж.
Развлекали только голуби. Вначале, каждый раз при приближении Даниила, птицы поднимали неистовый крик и старались как можно скорее вылететь на улицу. Но понемногу привыкли за эти долгие часы, что он провел на чердаке. Сначала удивленно поглядывали своими черными глазками-бусинками, тихонько ворковали, а потом и вообще перестали обращать на него внимание.
До чертиков опротивел этот чердак, да и ноги сильно устали, приходилось долго сидеть на корточках —
[Spoiler (click to open)]
так лучше просматривался  вход в городской дворец бракосочетаний. Штемпель жених богатый,  наверняка  приедет на белом лимузине. Оцепление поставил из своих людей… опасается, значит. Грехов за ним много, значит, и врагов немало, Даниил и  сам  из их числа. Боль за Никиту,  до сих пор свежая и пронзительная, снова накрыла волной.
Хотя какие враги среди этого покорного стада? Наши мужики  привыкли проглатывать обиды. Куда им до корсиканцев или испанцев! Поноют-пожалуются на кухне, заложат «за воротник», да и живут дальше, как будто ничего не случилось. А бандиты эти по два-три года отсидели по тюрьмам и опять все гуляют на воле. Не побоялись и в родной городок вернуться, где живут мужья, братья, отцы загубленных ими женщин… этих тюфяков уже  не изменить. Пусть катятся  к чертям собачьим! Вечно сомневаются, колеблются… Вот он,  Даниил, не знает, что такое сомнения. Сомнения удел дураков и женщин, которые либо не знают, что делать, либо у них кишка тонка сделать то, что они хотят.
Даниил злобно сплюнул на пыльные доски и посмотрел  на крыльцо загса через оптический прицел. Большинство гостей  и не поймут, что произошло —  выстрел с глушителем не похож на настоящий. Если стрелять издалека, никто не услышит. Когда Штемпель  повалится, и кореша бросятся к нему, испуганный народ  разбежится в разные стороны. Они дерзки только на ноги. Бандиты  будут метаться среди прохожих, решив, что стрелок среди них, и теперь пытается скрыться. А вдруг кто-то из друзей Штемпеля не растеряется в первую минуту всеобщего хаоса и смятения? Чтобы избежать этой проблемы, требовался глушитель нового поколения или вообще какое-то другое оружие. Единственное, что ему удалось добыть —   это СДВ, снайперская винтовка Драгунова. Все эти БСК–94, ДСВК его не устраивали: одни  почти автоматы, у других  калибр только на зайца. Чем больше расстояние, тем сложнее определить местонахождение киллера. А снайперская  винтовка с рамным прикладом бьет на три километра. Красномордый хохол-прапорщик долго спорил, торговался, но все-таки уступил. Время было зыбкое.  Хотя все и распродавалось, даже в армии, но денег все равно никому не хватало. Вроде бы  хохлу потом все-таки  досталось на орехи, но, похоже, не проговорился он про Даниила, отбрехался другими делами.  А может, просто повезло, ведь прапор  толком и не знал, кому продал оружие.
ххх
       Неряшливого вида солдат уныло брел вдоль бордюра и, собирая окурки, нанизывал их на нитку. В его руке уже было целое ожерелье из бычков, которое он бережно прятал время от времени под бушлат.
       —  Ты что, курить? —   спросил Даниил, приблизившись.
       —   Чего, курить? —   злобно отозвался новобранец.  —  Это старшина приказал, тысячу бычков насобирать.
       —   За что это?
        —  За что,  за что!  — буркнул солдат. —  Поймал, как я на пол окурок кинул, ну и наказал.
        —  А где сундука Мищенко найти, не подскажешь?
        —  А, этот все больше в двадцатом корпусе обретается, спит там что ли. Вон туда рули, —  солдат показал грязной рукой на длинное одноэтажное здание, край которого выглядывал из–за солдатской столовой.
       Даниил быстро обошел источающее незамысловатые запахи щей и гречки двухэтажное здание и быстро  нашел неприкрытую железную дверь в складские помещения.
       —   Скажите, вы Мищенко? —  обратился он к широкой спине человека, стоявшего около обширных стеллажей с разного рода запасами.
       —  Ну я, а тебе чего? —   прапорщик резко повернулся, спрятав что-то за спиной в глубине полки, по раскрасневшемуся лицу  было нетрудно догадаться, что это стакан.
       —   У меня к вам дело, конфиденциальное, —  проговорил Данька.
        —  Какое? —  перекривился прапор.
       —   Есть один человек, он посоветовал обратиться к вам…
       —   Какой человек? Кто?
        —  Ермолай,  —  Даниил назвал имя таинственного торговца на рынке, который в общем-то и навел его на этого сундука.
       Мищенко несколько минут скрупулёзно рассматривал гостя, пока не увидел несколько обнадеживающих деталей.
       —   Ты что, мореман? —  наконец спросил он.
       —   Да, курсант.
       —   Какого училища?
       —   Я думаю, вам лучше этого не знать. Так, лишняя информация иногда вредит. В общем, я из Ленинграда.
       —   Ну и чего ты хочешь, мореман из Ленинграда?
       Даниил осмотрелся вокруг и приблизился к заведующему складом вплотную.
       —  Говори, здесь никого нет, — сказал тот.
       —  Я не мент, и не из органов всяких там…
       —  Это я и сам вижу по твоей еще юной бороде, — перебил его Мищенко.
       —  Вот, —  Даниил положил на стол перед прапором тонкую пачку долларов. —  Это все, что у меня есть.
       При виде денег глаза у хранителя военного имущества загорелись нездоровыми огоньками.
       —  За что это?
       — Мне нужна снайперская винтовка.
       — У, куда зарулил парень, —  глаза у прапора округлились. — Пострелять захотелось! Потом тебя возьмут за задницу, ты на Мищенко и укажешь!
       — Мне невыгодно это, вас закладывать. Получится сговор, предварительные приготовления. Скажу, тьфу, тьфу, — Данька плюнул через левое плечо. —  У барыг на толкучке купил. Да что вы сразу хороните меня, я так, на всякий случай беру.
       — Ага, на последние деньги, —  хмыкнул Мищенко.—  К тому же номер. По номеру нашу часть сразу определят, хотя…
       — Что?
       — Есть у меня один ствол, неучтенный.
       — Ну вот, — с облегчением вздохнул Данька.
       — Пять тысяч, — объявил «сундук».
       — Ничего себе! — удивился курсант. —   Таких цен нету.
        —Так то ж СДВ–шка, с оптическим прицелом!
        — У меня все равно столько нет, — нахмурился Даниил.
       — Ну и вали отсюда! Что ты без денег ходишь? —  Мищенко отвернулся, вспомнив, по всей видимости, о своем стакане.

Текст не помещается в жж-пост, продолжение здесь http://budclub.ru/editors/l/lorenc_a/seryeangelyswadxba.shtml

Дорогие друзья!
С моими романами вы сможете ознакомиться в Книжной лавке Александры: http://a-lorentz.livejournal.com/4169.html


Tags: Любовь к Серому Ангелу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments